Не справляясь со сбором НДС, налоговики намерены осложнить жизнь всему бизнесу.

 

Не справляясь со сбором НДС, налоговики намерены осложнить жизнь всему бизнесу

Спецсредства госрегулирования для России не новость. Были спецэкспортеры,уполномоченные банки и т. д. Спецобразования появляются тогда, когда чиновникам не хватает законных полномочий для выполнения должностных обязанностей.

Последнее изобретение, НДС-счета,-- признание того, что собирать НДС не выходит: экспортеры мешают. Новое спецсредство должно отделить настоящих экспортеров от фирм-однодневок. К 1 декабря МНС и Минфин должны перевести на язык закона свою новую революционную идею. Вот только перевод может быть оспорен в суде - спецсчета ограничивают право предпринимателей распоряжаться собственными деньгами.

Перетягивание НДС

К этой дате два министерства должны внести на рассмотрение кабинета поправки к Налоговому кодексу и, возможно, к смежным законодательным документам. В случае одобрения новаций Белым домом и Госдумой с 1 июля 2004 года каждый российский предприниматель должен будет открыть в обслуживающем его банке отдельный счет для поступления и уплаты НДС. Снять с него средства будет нельзя -- их можно будет использовать только для уплаты НДС в бюджет или партнеру по сделке.

Постоянное напряжение вокруг НДС объясняется тем, что речь идет о действительно больших деньгах -- этот налог обеспечивает половину поступлений в федеральную казну. У бизнеса и налоговиков -- встречные претензии. Предприниматели, прежде всего экспортеры, возмущены постоянными задержками возмещения и тем, что положенные им по закону суммы зачастую можно выбить из бюджета только через суд.

Фискальные органы говорят о незаконном возмещении НДС теми же экспортерами и о мошенничестве при уплате этого налога при внутреннем товарообороте.

Чтобы понять, для чего, собственно, понадобились налоговикам специальные НДС-счета, напомним суть этих обвинений. В обычных условиях НДС, который предприниматель уплачивает своему поставщику, меньше того, что он получает от покупателя своей продукции. Вычитая сумму уплаченного НДС из суммы полученного, предприниматель определяет размер платежа по налогу, который он должен перевести в бюджет.

Понятно, что при желании можно легко создать обратную ситуацию - когда бюджет оказывается должен предпринимателю. Для этого сумма налога искусственно увеличивается -- путем серии перепродаж товара внутри цепочки из своих фирм-однодневок.

Финальной продажей товара по низкой цене создается ситуация, когда продавец получает право на возмещение НДС из федерального бюджета. При этом при одной из перепродаж налог в госказну не уплачивается, однодневка-перекупщик, "назначенная" организаторами схемы центром прибыли, исчезает.

При экспорте задача махинаторов упрощается. Поскольку при вывозе полученного от покупателя НДС нет (экспортируемый товар облагается нулевой ставкой налога),экспортер получает право на возмещение налога, уплаченного своим поставщикам.

Самая примитивная схема мошенничества выглядит так. Экспортер создает посредника-однодневку. Этот посредник приобретает товар у реального производителя и перепродает его экспортеру, получая причитающееся вместе с НДС. Полученный налог в бюджет не перечисляется, однодневка, как ей и положено, растворяется. Экспортер же на законных основаниях требует возмещения из бюджета НДС, уплаченного, по сути, самому себе.

Понятно, что гораздо чаще применяются более сложные схемы -- с использованием векселей и длинных цепочек поставщиков. Нередко экспорт является ложным, то есть товар на самом деле продается внутри страны, уплачиваемый за него НДС бюджету не достается, и при этом налог еще и предъявляется к возмещению.

Революционеры

Нетрудно заметить, что главный враг налоговиков, мешающий им исправно взимать НДС,-- это фирмы однодневки. Бороться с ними, не нарушая прав граждан на свободу предпринимательства, невозможно. Поэтому министерство предлагает пойти на радикальный шаг -- лишить однодневки возможности снимать с банковских счетов деньги, предназначенные для уплаты НДС. Для этого все платежи по налогу предлагается выделить в отдельный денежный поток и пропускать его через специальные НДС-счета.

Самое главное в этой схеме -- снять деньги со спецсчета и исчезнуть в неизвестном направлении будет нельзя. Средства с него могут уйти всего по двум адресам: в бюджет или контрагенту в уплату НДС. При юридической ликвидации владельца счета остатки средств перечисляются в первую очередь на погашение задолженности по налогу.

Банки будут нести ответственность за нарушение порядка расчетов по НДС-счетам и непредставление налоговым органам информации о движении денежных средств через эти счета. Все это гарантирует взыскание налога в бюджет (на счету всегда есть деньги) и упрощает жизнь налоговикам (банковская выписка по НДС-счету, по сути, превращается в достоверную декларацию по этому налогу).

По подсчетам министра по налогам и сборам Геннадия Букаева, нововведения позволят собрать его ведомству дополнительные 200 млрд руб., утаиваемые сейчас от госказны. Пока предлагаемый механизм применен только в одной стране мира - в Болгарии, стране с семимиллионным населением, 34 банками и бюджетом в два раза меньше московского.

С больной головы...

Что все эти предложения означают для предпринимателя? Сначала о плюсах -- их нет. Минусы таковы. В дополнение к расчетным банковским счетам каждому предпринимателю необходимо будет открыть еще и специальный НДС-счет и платить банку за осуществляемые через него трансакции. Но это мелочи. Существеннее то, что деньги, поступающие на НДС-счета, изымаются из оборота.

Фактически из денежной массы страны выделяются некие деньги ограниченного применения, предназначенные исключительно для уплаты налога. МНС на глазок оценило сумму замораживаемых на счетах средств в 100 млрд руб.

Сейчас правительство и Российский союз промышленников и предпринимателей независимо друг от друга пытаются подсчитать, во что новации обойдутся предприятиям на самом деле. Еще один концептуальный изъян предлагаемой схемы -- ее неполная стыковка с действующей Конституцией. Хотя у чиновников упоминание основного закона ничего, кроме снисходительной усмешки, не вызывает, напомним его 34-ю статью: "Каждый имеет право на свободное использование своих способностей и имущества для предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности".

Деньги, поступающие в оплату товара (вместе с суммой НДС), являются собственностью предпринимателя, и, по мнению многих экспертов, запрет на их свободное использование нарушает гарантированное Конституцией право распоряжаться собственным имуществом.

Кроме этих глобальных вопросов к предлагаемой чиновниками системе есть множество более частных и конкретных. Как быть с наличными расчетами, широко практикуемыми между предприятиями малого и среднего бизнеса? Что будет с поставками из Белоруссии, при торговле с которой НДС взимается по принципу страны происхождения? Сумеют ли приспособиться к новациям предприятия с длительным циклом производства? Как одномоментное замораживание части денежной массы отразится на макроэкономической ситуации?

Пока ответов на эти вопросы чиновники не дают, ссылаясь на непроработанность внесенных ими предложений. Впрочем, некоторые выводы можно сделать уже сейчас. Поскольку у крупного бизнеса есть возможность существенно смягчить проблему замороженных средств, разместив НДС-счета в своих банках, основной удар придется на средний и малый бизнес, которому останется только еще глубже уйти в тень.

Обещанная предприятиям компенсация (упрощение процедуры возврата НДС экспортерам, отмена этого налога с авансов и немедленное возмещение НДС при капитальных вложениях) предназначена только для ограниченного числа предприятий.

И, наконец, главное: за недобросовестность отдельных предпринимателей, пользующихся законодательными пробелами, налоговики предлагают заплатить всему бизнесу.

Коммерсантъ