Коварство спецсчетов.

 

Коварство спецсчетов

У предлагаемой МНС системы НДС-счетов есть одно довольно неприятное свойство, несущее в себе серьезную угрозу для благополучия российской экономики.

В настоящее время плательщики НДС имеют возможность использовать суммы НДС, полученные от покупателей, для приобретения факторов производства (труда, сырья и материалов, услуг и др. ) с момента получения вплоть до момента уплаты НДС. В системе же НДС-счетов поступившие на них средства не смогут быть использованы на эти цели (за исключением оплаты НДС поставщикам товаров и услуг). Это означает, что в течение короткого промежутка времени с момента введения НДС-счетов произойдет изъятие части денежной массы (денежных остатков предприятий) из текущего хозяйственного оборота на НДС-счета. Формально эти деньги будут находиться в обращении, но фактически не смогут быть использованы для осуществления сделок. В макроэкономическом смысле это будет означать конфискационную шоковую дефляцию - резкое административное изъятие части денег из обращения.

Оценим масштаб этого явления на основе данных о произведенной добавленной стоимости по системе национальных счетов (последние опубликованные данные относятся к 2001 г. ) с учетом того, что скорость обращения денег (отношение ВВП к денежной массе) не претерпевала в последние годы резких изменений.

В нынешней системе НДС должен быть уплачен не позднее 20 числа месяца, следующего за отчетным. Разумно предположить, что средний срок, в течение которого налогоплательщик использует поступившие денежные средства, которые потом перечисляет в бюджет, составляет 35 дней. В случае введения НДС-счетов эти средства не могут быть использованы для закупки факторов производства, за исключением оплаты НДС за товары и услуги промежуточного потребления. Таким образом, величина изъятия может быть оценена как валовая добавленная стоимость, производимая за 35 дней в отраслях, производящих товары и рыночные услуги, умноженная на эффективную ставку НДС. В 2001 г. валовая добавленная стоимость, производимая в рыночном секторе в среднем за 35 дней, составляла 694 267 млн руб. По расчетам ИЭПП, эффективная ставка НДС в 2004 г. составит 17,1%. Таким образом, при объемах производства 2001 г. и нынешней эффективной ставке НДС величина сжатия денежной массы при введении НДС-счетов оценивается в 694 267 х 0,171 Е 118 719,6 млн руб. В 2001 г. средняя величина денежной массы равнялась 1293,4 млрд руб. Таким образом, разовое сжатие денежной массы составило бы 118,7196/1293,4 Е 0,09, или 9%.

Чтобы оценить масштабы этого эффекта, достаточно вспомнить, что в течение 1931 г. денежная масса в США сократилась на 6,8%. Это был тот самый год, когда "обычный" циклический кризис стал перерастать в Великую депрессию. Причем в США сокращение происходило на протяжении года, в то время как в нашем случае оно произойдет в течение пары месяцев.

Отметим, что макроэкономическое влияние оказывает не столько само по себе сжатие денежной массы, сколько изменение темпов ее прироста. Например, в Аргентине на протяжении 1991 - 1997 гг. темпы роста денежной массы в большинстве случаев составляли от 15% до 60% в год. В 1997 г. они составляли 20% в год. В 1998 г. рост резко замедлился - до 1% в год, и экономика вошла в фазу рецессии, которая в конечном итоге закончилась кризисом 2001 г.

В России в течение 10 месяцев 2003 г. в среднем денежная масса увеличивалась на 2,6% в месяц; при этом в феврале - октябре увеличение составляло в разные месяцы от 1,4% до 5,6%. (Лишь в январе было сокращение на 2,3% , но оно имеет сезонный характер и происходит ежегодно, т. е. заложено в расчеты экономических агентов. ) В случае же введения НДС-счетов, как показано выше, произойдет сокращение примерно на 9% в течение 1 - 2 месяцев, что будет означать резкое изменение динамики денежных агрегатов.

Естественно, в наибольшей степени от дефляционного шока пострадают отрасли, в которых относительно высока доля добавленной стоимости в валовом выпуске, - строительство, торговля, жилищное хозяйство и сфера услуг, т. е. те отрасли, в которых большую роль играют предприятия малого и среднего бизнеса.

Возможным способом противодействия дефляционному шоку со стороны государства теоретически могло бы стать принятие ЦБР мер, направленных на увеличение денежной массы путем расширения кредита (покупка активов, снижение ставки рефинансирования и/или резервных требований). ЦБР такими мерами может расширить предложение краткосрочных кредитов. Но из-за введения НДС-счетов многие потенциальные получатели кредитов - малые и средние предприятия - попадут в тяжелое экономическое положение, их кредитоспособность упадет, и они будут вынуждены отказаться от привлечения заемных средств. Поэтому расширения денежной массы может и не произойти. Мировая практика показывает, что меры центральных банков, направленные на расширение кредита, могут оказаться бесполезными в борьбе с дефляцией, если общая экономическая конъюнктура не способствует расширению деловой активности (ярчайший пример - Япония 90-х гг. XX в. ).

Кроме того, расширение кредита не происходит мгновенно. Меры ЦБР могут дать эффект в виде увеличения денежной массы лишь спустя несколько месяцев, в то время как замораживание денежных остатков на НДС-счетах произойдет в считанные недели. Если же ЦБР начнет денежную экспансию загодя, то эмитированные деньги с большей вероятностью будут направлены на спекулятивные операции, нежели на пополнение операционных денежных остатков предприятий.

Таким образом, введение НДС-счетов будет означать серьезный дефляционный шок для российской экономики, который может привести к существенному замедлению экономического роста и даже спровоцировать спад. Имеющихся в распоряжении государства инструментов денежной политики будет недостаточно для того, чтобы скомпенсировать возможные отрицательные макроэкономические последствия этого шага.

Ведомости