Бизнес-бунт.

 

Бизнес-бунт

Крупный бизнес поднял форменный бунт на заседании правительственного совета по конкурентоспособности. Анатолий Чубайс объявил, что деловой климат в стране никуда не годится, а Алексей Мордашов призвал урезонить налоговиков и навести порядок в судах. В окружении премьера Михаила Фрадкова обещают всерьез отнестись к этим пожеланиям.

Фрадков собрал совет по конкурентоспособности, чтобы услышать мнение бизнесменов о программе социально-экономического развития страны до 2008 г., которую написало Минэкономразвития. В декабре, когда этот документ обсуждало правительство, сам премьер называл его «полуфабрикатом». По оценке Минэкономразвития, Россия сможет достичь среднеевропейского уровня жизни, если за 10 лет удвоит ВВП (с 2005 по 2015 г.).

Но 20 января об удвоении в Белом доме никто не вспоминал. Цель программы, объяснил министр экономического развития Герман Греф, - снизить вмешательство государства в экономику, провести институциональные реформы, детально регламентировать правила поведения на рынке. Греф вскользь заметил, что динамично развиваться Россия может и при демократическом, и при авторитарном режимах, но никогда - без экономической свободы и предсказуемости действий государства на рынке.

Программа предусматривает резкий рост государственных инвестиций. Это показалось подозрительным владельцу «Северстали» Алексею Мордашову. Невозможно загадывать на 10-15 лет вперед, в каких отраслях произойдет технологический прорыв, к тому же, увлекшись инвестициями, государство может «подмять бизнес», опасается сталевар. Но премьер уверял, что увеличение госинвестиций неопасно для бизнеса: «Государство пытается найти себя в отраслях на новом качественном уровне - форме частно-государственного партнерства». А Греф привел конкретный пример, где возможно такое партнерство, - авиационная промышленность - и предложил передать авиастроительные активы, по большей части контролируемые государством, в управление бизнесу «с последующей приватизацией».

Гендиректор авиакомпании «Сибирь» Владислав Филев воспользовался случаем, чтобы пожаловаться на отсутствие равных условий конкуренции среди авиаперевозчиков, поскольку компании «Трансаэро» и «Аэрофлот» имеют эксклюзивные таможенные преференции на ввоз новых иностранных самолетов. ?Мне сегодня докладывал [руководитель Федеральной антимонопольной службы Игорь] Артемьев, что оказывается серьезное противодействие закону о конкуренции?, - бросил реплику Фрадков, имея в виду законопроект, рассмотрение которого на заседании правительства неоднократно переносилось. Никаких «эксклюзивов» в отрасли больше не будет, обнадежил Филева Греф и пообещал, что государство заставит «Аэрофлот» выполнить свое обязательство закупить вдобавок к иностранным авиалайнерам еще и российские.

Ситуацию взорвал Александр Шохин, председатель Координационного совета предпринимательских союзов, созданного под эгидой РСПП, «Деловой России» и «ОПОРы». Что толку обсуждать 10 отраслевых стратегий, если последними действиями в сфере налогового администрирования власть превратила российский рынок в минное поле, сказал он. «Надо вытащить в программе шаги государства по восстановлению доверия бизнеса и инвестиционной активности», - посоветовал он и предложил оценивать работу правительства по простому критерию: растет капитализация фондового рынка или нет.

Масла в огонь подлил председатель правления РАО ЕЭС Анатолий Чубайс. Программа хорошая, сказал он, но нереализуемая, когда доверие бизнеса к государству упало до самого низкого за последние 15 лет уровня. По его мнению, в документе должен появиться «большой кусок» о том, как это доверие восстанавливать. У кого из присутствующих в прошлом году появились налоговые претензии за 2001 г., задал риторический вопрос главный энергетик страны. И сам себе ответил: «Думаю, что треть зала поднимет руки». Принятый в 2000 г. Налоговый кодекс был хорошим, но «жизнь показала другое», напомнил Чубайс.

«То есть стратегия не убеждает, убеждают действия государства, которые идут вразрез»? - поинтересовался Фрадков. Не «идут вразрез», а убеждают в худшем, уточнил Чубайс. Впрочем, еще не поздно все еще можно изменить, обнадежил он.

Необходимо срочно исправить ситуацию в судебной системе - суды принимают решения, «абсолютно противоречащие здравому смыслу», подхватил Мордашов. По его мнению, необходимо с февраля обязать суды публиковать вынесенные вердикты на своих сайтах. Еще нужно ослабить чрезмерное налоговое администрирование, когда инспекции пересматривают свои решения прежних лет. А руководитель «Агромашходинга» Карапачинский призвал уже с 1 января провести амнистирование всех налоговых недоимок и признать легальными все приватизационные сделки.

«Ну как на это среагируешь» - разводит руками чиновник, близкий к премьеру. - Ведь это требует общегосударственного решения?.

Никаких авансов руководители кабинета выдавать бизнесменам не стали. Министр финансов Алексей Кудрин, курирующий работу налоговиков, пообещал лишь учесть мнение бизнеса при «уточнениях некоторых налоговых позиций» в середине февраля, а Греф попросил членов совета как можно скорее присылать свои предложения по налогам в Минэкономразвития - в понедельник оно внесет их в правительство.

«Бунт» бизнесменов в присутствии Фрадкова вряд ли даст эффект, думает Алексей Макаркин из Центра политических технологий. «Власти удобно отсутствие правил, так как это позволяет любую ситуацию трактовать в свою пользу», - рассуждает он. «От Фрадкова ничего не зависит, тем более судьба крупного бизнеса», - добавляет политолог Станислав Белковский.

Но секретарь совета по конкурентоспособности Владимир Миловидов уверяет, что встречи Фрадкова с предпринимателями проводятся не просто для выпускания пара: «С первого заседания совета правительство ставило целью навести мосты с бизнесом».

Ведомости