Грабли регулирования.

 

Грабли регулирования

Главное препятствие для развития банковского бизнеса - чрезмерное вмешательство надзорных органов, считают банкиры из России и 53 других стран. Согласно исследованию лондонского Центра изучения финансовых инноваций (CSFI) и PricewaterhouseCoopers, банки опасаются избыточного государственного регулирования больше, чем невозврата кредитов или мошенничества. Регуляторы считают актуальными совсем другие риски.

В рамках традиционного исследования рисков в банковском секторе Banana Skins 2005 («Грабли») были опрошены 440 финансистов (в том числе банкиров), аналитиков и представителей регулирующих органов. Участников опроса, в частности, попросили классифицировать основные риски по их значимости, выставляя баллы от 1 до 5, и рассказать о своих опасениях, связанных с развитием финансовых рынков в последние годы. Результаты, судя по всему, оказались неожиданными даже для авторов опроса. На первое место со средним баллом 3,4 опрошенные поставили риск чрезмерного регулирования. Затем следуют кредитный риск (3,2 балла), низкое качество корпоративного управления и риски, связанные с вложениями в производные финансовые инструменты (фьючерсы, опционы и форварды).

?Индустрия, очевидно, считает, что регулирующие органы ухудшают ее положение, - резюмирует партнер Pricewaterhouse Coopers Джон Хитчинс, - как с точки зрения издержек, которые являются следствием избыточной, по мнению банков, защиты потребителей, так и сложности (регулирования. - Ред.), убивающей конкуренцию и стимулирующей среди банков стадное чувство?.

Помимо этого, негативными последствиями административного давления являются вытеснение мелких банков с рынка и снижение привлекательности банковского бизнеса для инвесторов и клиентов. В середине списка наиболее значимых рисков - мошенничество, валютный риск, проблемы страхового сектора и другие. Меньше всего опасений у участников опроса вызывают «недостаточное регулирование» (1,9 балла), конкуренция со стороны новичков рынка и экологический риск (по 2,3 балла).

В отчете приводится анонимное мнение британского банкира, который говорит, что Financial Services Authority (местный надзорный орган) «все больше вмешивается в бизнес», а необходимость выполнять малозначимые требования стоит банкам миллионы. В США, как отмечают респонденты, регуляторы слишком активно реагируют на проблему отмывания грязных доходов и финансирования терроризма - источником беспокойства стали знаменитый Patriot Act, а также ряд изменений в законодательстве, последовавших за скандалами в компаниях типа Enron. Кроме того, усиление надзора выражается в подготовке США и Европы к внедрению международных стандартов финансовой отчетности (МСФО) и принципов Базель-2. «Проблема МСФО в большей степени касается западноевропейских банков, чем восточноевропейских и российских, там это достаточно больной вопрос», - отмечает аналитик Standard and Poor's Ирина Пенкина.

От России в опросе приняли участие девять организаций. По их мнению, ключевыми рисками в банковском секторе являются чрезмерное регулирование, слабые методики управления рисками и корпоративное управление. По данным PwC, большинство российских участников «назвали риск чрезмерного регулирования высоким или очень высоким». Следующими по значимости рисками россияне считают слабые «методы управления рисками», а также корпоративное управление. А волнующий западных банкиров кредитный риск (на фоне роста процентных ставок в США) российские коллеги поставили лишь на девятое место.

Российские банковские ассоциации традиционно критикуют ЦБ за лишние административные барьеры, например необходимость составления избыточной отчетности, выполнения несвойственных банкам функций и т.д. Однако г-жа Пенкина из S&P отмечает, что в России «нет избыточного регулирования», а банковское законодательство уже вышло на достаточно высокий уровень. По ее словам, главной проблемой остается «недостаточная осведомленность надзорных органов о положении дел в банках». Вице-президент аудиторской компании ФБК Алексей Терехов говорит, что избыточное регулирование есть: «Например, объем сдаваемой отчетности настолько велик, что банки волнуются о связанных с отчетностью издержках». При этом ЦБ активно пользуется правами, данными ему законом «О Центральном банке», в том числе в части проверок. Для банков даже установлен более продолжительный период исковой давности, например, по налоговым претензиям (пять лет), говорит эксперт. «ЦБ объединяет в себе надзор и орган, регулирующий ведение бухучета. В результате он привносит надзорные потребности в учет, тем самым усложняя систему отчетности, - отмечает г-н Терехов. - Впрочем, к счастью, новое руководство ЦБ выбрало своей целью не формальный, а риск-ориентированный надзор».

Второй по значимости «российский риск» (методы риск-менеджмента), как отмечает PwC, «лидировал в мировом рейтинге в 1996-1998 годах», а ныне занимает девятое место. Иностранные респонденты, говоря о российской банковской системе, также указали на нехватку опытных кадров и «неадекватные системы» управления рисками и внутреннего контроля.

Между тем решение проблемы неэффективного регулирования, как показывает исследование, вряд ли возможно в обозримом будущем. Причина заключается в том, что сами регуляторы обеспокоены совсем иными рисками и, судя по всему, не считают свою деятельность неэффективной. 25 представителей регулирующих органов назвали наиболее значимыми риски, связанные с хедж-фондами, волатильность сырьевых рынков и возможные проблемы страхового сектора. «Резкие различия в видении приоритетных рисков с точки зрения регуляторов и индустрии, возможно, наиболее тревожный аспект нарастания регулирования», - говорит Джон Хитчинс.

Время новостей