Вам подарок!

КНИГА «Как внедрить бизнес-процессы»!

Почему Agile не приживется в России

Ирина Плотникова

Гибкие методологии Agile

«Гибкие методологии» не стыкуются с ценностями и традициями, на которых основана отечественная культура управления. Когда я в очередной раз слышу это красивое и загадочное слово Agile, которое в последнее время, кажется, не сходит с бизнес-языка, в памяти почему-то всплывают крылатые слова.

Сначала – пушкинские: «... Как много в этом звуке для сердца русского слилось!».

Затем – толстовские: «Гладко было на бумаге, да забыли про овраги. А по ним – ходить».

И, наконец, – цитата из рассказа классика отечественной научной фантастики Александра Беляева «Сезам, откройся!»: «Полсотни лет не сделали из Гане американца. Он остался немцем в своих вкусах, привычках, во всем». Тем, кто не читал или забыл, что читал, напомню вкратце сюжет этого чудесного произведения.

Акула американского бизнеса Эдуард Гане (немец по происхождению), славно потрудившись в жизни и войдя в преклонный возраст, продает свои текстильные фабрики, строит в окрестностях Филадельфии загородную виллу и удаляется на покой. Все бы ничего, да вот одряхлел старый слуга, служивший правдой и верой и ставший почти другом. Подавленные безвыходностью положения, два старика пытаются решить возникшую проблему: что делать, где найти хорошего слугу? И тут на счастье вдруг появляется некий Джон Мичель, представитель электромеханической компании «Вестингауз» с очень интересным предложением:

«Фирма «Вестингауз» изготовляет механических слуг. Комбинация телефона с принципами беспроволочного телеграфирования – только и всего. Ваше приказание передается вибрационной волной в девятьсот колебаний в секунду и даже в тысячу четыреста колебаний. Эти колебания воспринимаются особыми вилочками, вилочки переменяют пазы в машинном слуге, и он выполняет приказание. Я не буду утомлять вас техническими описаниями. Важно то, что механические слуги будут выполнять все ваши приказания».

История заканчивается драматически. Хозяин, купивший предложенную на выгодных условиях чудо-новинку, наутро оказывается ограбленным, на полу валяются футляры механических лакеев. Полицейские, забрав металлических слуг как вещественное доказательство, удаляются вместе с агентом компании-производителя. Рассказ завершается мудрыми словами главного героя.

«Эти настоящие вестингаузовские механические слуги имеют, на мой взгляд, лишь один, недостаток: они не переносят лая и приказаний в повышенном тоне. Но с этим уж ничего не поделаешь. Такой теперь век...» Перечитайте. Философская история. Очень много вызывает ассоциаций.

А теперь вернемся к Agile и причинам, по которым «гибким методологиям» будет очень трудно «обрусеть», стать естественной частью российской управленческой культуры.

Причина первая: трудности перевода

Взгляните на Agile Manifesto:

  1. Individuals and interactions over processes and tools (Люди и взаимодействие важнее процессов и инструментов).
  2. Working software over comprehensive documentation (Работающий продукт важнее исчерпывающей документации).
  3. Customer collaboration over contract negotiation (Сотрудничество с заказчиком важнее согласования условий контракта).
  4. Responding to change over following a plan (Готовность к изменениям важнее следования первоначальному плану).

Почему вдруг слово individuals в первом пункте стало переводиться, как «люди»? Откроем любой толковый англо-английский словарь. Вот кембриджский, например:

«Individuas – a person who thinks or behaves in their own original way – человек, который думает или ведет себя оригинальным образом. Individual – existing and considered separately from the other things or people in a group – человек, существующий и рассматривающийся отдельно от других объектов или людей в группе».

То есть individuals – это не люди, это группа личностей, и каждая со своим самовыражением, если так можно выразиться (прошу прощения, за тавтологию и кривизну стиля). Это, по определению братьев Стругацких, «боевые единицы, которые действуют сами по себе», но которые идут напролом к поставленной цели, когда интересы их совпадают.

Теперь рассмотрим значение слова «люди» по словарю Татьяны Ефремовой:

«Живые существа, обладающие мышлением, речью, способностью создавать орудия труда и использовать их в процессе общественного производства. // Лица, принадлежащие к какой-либо общественной среде, группе».

Чувствуете разницу?

Сотрудничество равных индивидуальностей возможно только в стране с индивидуалистской культурой, а не в такой стране с коллективистской ориентацией, как Россия, где:

  • сообщество доминирует над индивидуумом;
  • управление осуществляется централизованно, и последнюю точку ставят, как правило, в головном офисе;
  • уважение к чужому мнению пока, увы, не господствует, как там, откуда пришел манифест Agile;
  • делегирование полномочий в организациях идет со скрипом;
  • в управлении царит автократия.

А значит попытки agile-трансформации компаний, работающих в такой стране, в большинстве случаев обречены на неудачу априори. Подмена понятий вообще никогда не приводила к хорошему результату.

Причина вторая: управление по ценностям

Еще раз перечитайте Agile Manifesto в том виде, в которым он гуляет по сетевым просторам. Скажите, пожалуйста, куда подевалось оригинальное начало этого замечательного манифеста в версиях, размещенных на многих русскоязычных сайтах? Я о самых первых слова «We value – Мы ценим…» И обратите внимание на его завершение: «That is, while there is value in the items on the right, we value the items on the left more – В то время, как в утверждениях справа есть своя ценность, мы больше ценим утверждения слева».

Agile – это не методология, как полагают многие, а идеология, основанная на ценностях. И работать, как слаженный механизм, она будет только в том обществе, которое эти ценности разделяет. А ценности у нас и у них разные. Государственные, политические, экономические эксперты не раз заявляли и заявляют об этом со страниц и экранов масс-медиа.

Впрочем, зачем нам апеллировать к СМИ и общественному мнению, когда давно уже все измерено и доказано известными именами в области кросс-культурной психологии и менеджмента. Не будем вдаваться в теоретические дебри. Попробуем нарисовать два портрета хотя бы крупными мазками.

 

Они

Мы

Внутренний локус контроля. Берем все в свои руки: каждый несет ответственность за свои действия.

Внешний локус контроля: Все находится под контролем обстоятельств и лица принимающего решение.

Ориентация на кратковременные цели, реализуемые здесь и сейчас.

Ориентация на долговременные цели. Надо потерпеть, и все будет.

Готовность к риску. Самый большой риск – не идти на риск.

Неготовность к большим рискам: стабильность – это наше все.

Стремление к переменам, жажда новизны, Двигайтесь быстро и выходите за рамки привычного!

Страх перед новым и неизведанным, как бы чего не вышло.

Отсутствие страха совершить ошибку. Худшая ошибка, которую можно совершить в жизни, — все время бояться совершить ошибку.

Страх совершить ошибку, боязнь потерять лицо. Инициатива по-прежнему наказуема.

 

Почему мы так любим уповать на все импортное – гаджеты, девайсы, теории? Почему мы все время рисуем себе впечатляющие картины, не принимая во внимание ту реальность и культуру, в которой мы живем?

Р.S.: Недавно забежала знакомая из молодых, тех кому до тридцать. Попрощаться. Уезжает из нашего города в Москву. Года три-четыре назад закончила университет, по-моему, по специальности «Реклама и связи с общественностью в коммерческой сфере». Приятель пригласил в компанию, тренером по Agile. Говорит, очень модно сейчас и востребовано.

 

Вам подарок!

КНИГА «Как внедрить бизнес-процессы»!