Подводные камни бюджетирования

И.Голунов

Иван Голунов

Задумываясь о сокращении издержек и повышении рентабельности каждого направления бизнеса, многие компании вводят системы раздельного учета и бюджетирования по всем своим подразделениям. Но, решая одни проблемы, они сталкиваются с другими.

Российские «голубые фишки» - «ЛУКОЙЛ», «ЮКОС» и др. - занялись внедрением раздельного учета еще в 90-х гг. Так, возглавив РАО «ЕЭС России» в 1998 г., Анатолий Чубайс потребовал ввести бюджетирование во всех «дочках» энергохолдинга.

Теперь раздельный учет затрат становится популярным в компаниях второго и третьего эшелонов. «Время формирования корпоративной структуры бизнеса, когда компании боролись за предприятия и формировали из них холдинги, прошло. Сейчас задача - наладить эффективное управление этими предприятиями, - говорит партнер консалтинговой компании KPMG Алексей Березной. - Владельцы знают, какой доход может принести предприятие в целом, но, решив наладить управление, хотят понять, сколько могут стоить отдельные направления бизнеса».

Все поделить

В 2003 г. группа «Илим Палп» решила выяснить рентабельность работы подразделений и производства каждой товарной позиции. Для этого она выделила в самостоятельные юрлица все сервисные службы и некоторые производственные подразделения. Например, Санкт-Петербургский картонно-полиграфический комбинат производит не только обычный картон, но и одноразовые тарелки, папки-скоросшиватели, заготовки коробок и т. п. «Сложно управлять бизнесом, который включает в себя такие разные продукты, - говорит директор по связям с общественностью компании Святослав Бычков. - Поэтому весь ассортимент был разделен по специализированным бизнес-линиям: целлюлоза, картон, упаковка, деревообработка, которые выделены в независимые бизнес-единицы». Подобное разделение лишает возможности финансирования производства «товаров-иждивенцев», которые живут за счет других, и позволяет понять, насколько рентабельно каждое направление. Например, после выделения производства древесно-волокнистых плит выяснилось, что его рентабельность ниже 8%, что не позволяет самостоятельно развиваться этому направлению. «Разделение ассортимента по бизнес-линиям позволило выявить в ассортименте убыточные и прибыльные производства, сегодня мы четко понимаем рентабельность каждого товара и возможности ее повышения», - говорит Бычков.

Выяснением рентабельности бизнес-подразделений переход на раздельный учет не исчерпывается. Главное, что дает эта система, - подразделения начинают более трепетно относиться к собственным издержкам. Когда, скажем, затраты на оргтехнику покрываются из общего кармана, то им все равно, за сколько куплен копировальный аппарат или компьютер: общая бухгалтерия все спишет.

Весной 2001 г. компания МИАН решила отказаться от практики учета финансов по «котловому методу». «Акционеры поставили задачу развивать бизнес более динамично, - рассказывает гендиректор МИАНа Сергей Озеров. - Нужно было мотивировать руководителей подразделений к увеличению рентабельности и привязать их доходы к финансовым результатам». Тогда в компании внедрили систему Business Unit Management (BUM), чтобы получить механизм для оценки эффективности деятельности каждого подразделения. Выглядит это следующим образом: все услуги подразделений, оказываемые коллегам из других отделов, стали оплачиваться. Например, если бухгалтерии необходимо найти нового сотрудника, то они могут заказать поиск кандидата либо внутреннему отделу кадров, либо рекрутинговому агентству.

В каждом отделе сформировали локальный баланс, учитывающий не только доходы, получаемые от продажи продукта, но и прямые, косвенные и накладные расходы.

«Планово-убыточные» подразделения, например PR-отдел или служба секретарей, обеспечиваются за счет внутренних налогов. Например, бюджет PR финансируется за счет налога на торговую марку, который взимается с каждой сделки компании.

Таким образом, для центров прибыли вводится система конкуренции за финансовые ресурсы, а центры расходов конкурируют с внешними альтернативными источниками услуг.

?Раньше руководители бизнес-подразделений сосредотачивались на увеличении доходов отдела, не обращая внимания на издержки, которые получала компания в целом. Введение BUM позволило им и нам увидеть реальное положение дел, - говорит Озеров. - Наружу вылезло все, что является балластом. Выяснилось, что некоторые работы выгоднее заказывать на стороне. Например, мы практически отказались от ксерокопирования в офисе, намного дешевле это делать в копи-центре?.

Переходя на подобную систему внутреннего учета, главное не допустить, чтобы подразделения «торговали» между собой по сниженным ценам. «Сниженные цены расслабляют отделы-исполнители, ограничивая возможность "потребителей" в использовании альтернативных услуг на внешнем рынке», - поясняет старший консультант департамента управленческого консалтинга «Бейкер Тилли Русаудит» Нина Саламбаш.

В МИАНе изначально хотели создать конкуренцию собственных служб с альтернативными компаниями, поэтому тарифы на услуги внутри компании рассчитываются в соответствии с рыночными ценами и утверждаются подразделениями-потребителями.

Нет кадров

Внедрение коммерческих отношений в компании может спровоцировать появление других «рыночных» механизмов - хищений и разного рода злоупотреблений.

«Получив отчетность за квартал, мы заметили, что несколько отделов продолжают пользоваться услугами одного из убыточных подразделений, которые обходились им почти в два раза дороже, чем у независимой компании, - рассказывает финдиректор компании, просивший не упоминать его имени. - Сначала мы решили, что это проявление консерватизма, но внутреннее расследование выявило, что руководитель подразделения пытался спасти свой отдел и ввел практику откатов».

Переход подразделений на самоокупаемость еще не гарантирует того, что их руководители начнут использовать более эффективные методы управления.

Возможно, они просто начнут на всем экономить, иногда в ущерб качеству продукции. «Экономить может каждый, а сокращать издержки нет», - говорит Бычков из «Илим Палпа». В 2002 г. во всех подразделениях крупной производственной компании была проведена ревизия использования электричества.

На одном из складов, где хранились металлические изделия, обнаружили, что он освещается и отапливается постоянно, а не по мере необходимости. Перед управляющим поставили задачу максимально сократить расход электричества. Он оставил в помещении несколько тусклых лампочек, перестал поддерживать необходимую температуру: изделия испортились, но зато ему удалось сократить расход электричества.

Бычков считает, что подразделениями должны руководить менеджеры с предпринимательским характером. Но найти таких непросто. В некоторых компаниях эту проблему пытаются решить введением «плавающей мотивации», когда на размер бонуса руководителя влияет не столько размер сэкономленных подразделением средств, сколько размер прибыли. В фармацевтической компании «Верофарм», где тоже введена система внутреннего бюджетирования, бонус менеджеров формируется из оборота, прибыльности отдела и выполнения операционного плана. Например, у директоров бизнес-единиц бонус формируется из трех показателей: объем продаж, EBITDA и выполнение операционного плана. Их доли в бонусе варьируются в зависимости от поставленных целей.

Ведомости