Методы определения экономического эффекта от ИТ-проекта

Г.Галкин

Глеб Галкин

Финансовые методы

Оценка экономической эффективности ИТ-проекта является обязательной составляющей его технико-экономического обоснования. И, хотя, конкретный будущий экономический эффект оценить непросто, тем не менее, это обязательно надо пытаться сделать. Мы уже писали об этом, но действительность заставляет возвращаться к той же теме.

В целом, можно выделить три основные группы методов, позволяющих определить эффект от внедрения: финансовые (они же количественные), качественные и вероятностные. У каждого метода, финансового или не финансового, есть свои минусы. Понятно, что автоматизация - тонкий процесс, и далеко не в каждом бизнес-процессе можно оценить финансовую составляющую эффекта от нее. Именно поэтому, чтобы более полно проиллюстрировать конечный эффект от внедрения ИТ-систем, помимо финансовых методов мы вынуждены использовать методы нефинансового анализа. И применение всех трех групп методов в конце концов приводит нас к верной оценке эффективности ИТ-систем.

В этой части цикла мы сосредоточимся на финансовых методах. Их много, но чаще всего применяются три основных финансовых метода определения инвестиций в ИТ:

  1. NPV (Net present value) - чистый приведенный доход или чистая приведенная стоимость, это зависит от формулировки.
  2. IRR (Internal rate of return) - внутренняя норма доходности или внутренняя норма рентабельности, это тоже зависит от формулировки.
  3. Payback - срок окупаемости инвестиций.

Ниже мы остановимся на каждом из этих методов подробнее. Но сначала обсудим некоторые основные понятия, которые нам будут необходимы при финансовом анализе определения инвестиций в ИТ.

Дисконтирование и денежный поток

Прежде всего надо сказать, что абсолютно все финансовые методы основаны на принципе дисконтирования. Сами по себе формулы для расчета этих показателей достаточно понятны, главное - понимать смысл дисконтирования. После этого расчет экономической эффективности не представит большой сложности.

Смысл дисконтирования - привести будущие денежные потоки к настоящему времени. Потому что прекрасно понятно, что доллар, полученный сегодня, и доллар, полученный нами через год, в реальности являются абсолютно разными денежными величинами, хотя и понимаются нами в соответствии со своим номиналом. Стоимость денег меняется со временем. Доллар, полученный через год, будет стоить 90-95 центов в сегодняшних деньгах. И смысл дисконтирования - привести тот доллар, который должен быть получен через год, к сегодняшней стоимости денег, чтобы наш расчет содержал реальную информацию, на основе которой мы могли бы аргументированно представлять свою точку зрения перед финансовыми менеджерами компании. При этом важно отметить, что когда у нас идет ИТ-проект, есть потоки расходов и потоки доходов, то ставку дисконтирования надо обязательно применять к обоим потокам. Классический расчет дисконтированияприведен в формуле Pv.

Pv = P/(1 + rt)
где
Pv - приведенная сумма
P - не приведенная сумма
r - ставка дисконтирования
t - время, когда ожидается сумма

Теперь, когда мы поняли, что такое дисконтирование, посмотрим, как определяется ставка дисконтирования. К сожалению, не раз приходилось сталкиваться с тем, что ставки дисконтирования при оценке экономической эффективности ИТ-проектов определяются авторитарно. То есть финансовый директор говорит: ставка дисконтирования будет такая-то. Это полное безобразие, ничего общего не имеющее с финансовыми методами оценки эффективности вложений в ИТ.

При определении ставки дисконтирования надо пользоваться следующим методом. Во-первых, сначала определяется средневзвешенная стоимость капитала (расчет средневзвешенной стоимости капитала приведен в формуле WACC).

WACC = Re (E/V) + Rd (D/V) (1 - Tc)
где
WACC - средневзвешенная стоимость капитала
Re - ставка доходности собственного капитала
Rd - ставка доходности заемного капитала
E - рыночная стоимость собственного капитала
D - рыночная заемного собственного капитала
V - суммарная стоимость капитала (V = E + D)
Tc - ставка налога на прибыль

Суть этой формулы проста: доли рыночной стоимости капитала в суммарной стоимости капитала складываются друг с другом с коэффициентами, соответствующими ставками доходности капиталов обоего типа. И таким образом получаем средневзвешенную стоимость капитала.

Поправка на коэффициент налога на прибыль может применяться или нет, это зависит от методики расчета, выбранной нами на данный конкретный момент. Дело в том, что мы можем уже при расчете денежных потоков проекта учитывать налоговую поправку. Если же от нас этого не требуется или точность финансового показателя по проекту не является критической величиной, то в принципе мы можем не использовать эту ставку и налоговую поправку не делать.
И наконец, во-вторых, это непосредственно сама ставка дисконтирования.Для определения ставки дисконтирования рекомендуется пользоваться моделью CAPM (Capital assets pricing model). В этой модели ставка дисконтированияопределяется как безрисковая ставка дохода, увеличенная на разность между средневзвешенной и безрисковой ставкой доходности, взятую с коэффициентом эластичности (формула Re).

Re = Rf + K (Rm - Rf)
где
Re - ставка дисконтирования
Rm - средневзвешенная рыночная ставка доходности
Rf - безрисковая ставка дохода
К - коэффициент эластичности доходности к рынку

Проблема здесь в том, что под безрисковой ставкой доходов можно понимать совершенно разные вещи: ставку доходов за определенный промежуток времени при вложении денежных средств на фондовом рынке в голубые фишки, а можно и вложение в депозит или вложение в государственные облигации. Определение безрисковой ставки дохода - это скорее политический шаг, а не финансовый, здесь допустим волюнтаризм. Обычно безрисковую ставку дохода определяет топ-менеджер кампании, которому финансовые менеджеры дают расчеты: что для компании является безрисковой ставкой, какого уровня риски в компании считаются приемлемыми.

Еще один вопрос - коэффициент эластичности доходности к рынку. Его суть проще проиллюстрировать на примере. Допустим, что акции компании Х котируются на бирже. Например, по сегменту рынка, в котором мы работаем, происходит рост на одну условную единицу, на один пункт. Если акции компании Х растут вместе с сегментом на тот же один пункт, то коэффициент эластичности доходности к рынку равен единице. Если же при росте сегмента рынка на один пункт акции компании Х растут на пункт двадцать, то соответственно коэффициент эластичности доходности к рынку составляет 1,2 .

Последнее, чем мы пользуемся в финансовых методах оценки инвестиций в ИТ - это денежный поток. К сожалению, существует очень много практик определения денежного потока. Чаще всего под денежным потоком имеется в виду так называемый gross cash flow (GCF), который определяется как сумма прибыли и неденежных доходов. Однако для наших целей это неудобно, и при расчетах в технико-экономическом обосновании инвестиций в ИТ-проект рекомендуется использовать так называемый чистый денежный поток (free cash flow, FCF или еще одно обозначение - NCF). Суть его в том, чтобы привести денежный поток именно к тому виду, который может корректно пользоваться при расчетах финансовой окупаемости.

GCF = чистая прибыль + неденежные доходы
NCF = GCF + NWC (net working capital) + Inv (изменение инвестиций во внеоборотные активы).

Финансовые методы

Теперь мы дошли непосредственно до финансовых методов. Чаще всего встречающийся финансовый метод - это NPV (Net present value), то есть чистый приведенный доход или чистая приведенная стоимость. Как раз слово "приведенная" и показывает нам, что в ней доход от ИТ-проекта приведен на данный момент, а не на суммы когда-то в будущем. NPV определяется по классической формуле дисконтирования.

NPV = NCF1/(1 + Re) + ?.. + NCFi/(1 + Re)i
где
NCFi - чистый денежный поток на i-том интервале планирования
Re - ставка дисконтирования (в десятичном выражении)

Формула проста, поэтому сразу хотелось бы выяснить: что нам показывает чистый приведенный доход? Он показывает, будет у нас экономическая прибыль или не будет. Абсолютно понятно, что финансовые методы надо применять только вместе со всеми остальными. Соответственно NPV позволяет нам принять решение по проекту. Если полученный нами показатель NPV больше нуля, значит, это хорошо, значит, какие-то деньги (приведенные) проект принесет. Он отвечает на один из главных вопросов - насколько будущие поступления оправдают сегодняшние затраты на ИТ-проект. Именно потому, что решение приходится принимать сегодня, все будущие денежные поступления приводятся на сегодняшний момент. NPV показывает, стоит ли вообще задумываться об этом проекте. Если NPV меньше нуля, то это значит, что экономическую прибыль от проекта мы не получим, проект следует отклонить, а деньги инвестировать в другой проект или положить в банк.

Однако в формуле NPV абсолютно не происходит анализа рисков. Поэтому после положительного NPV обязательно должна следовать стадия анализа рисков ИТ-проекта. Соответственно далее, сопоставляя величину рисков, мы можем принять решение запустить или отклонить проект. Кроме того, NPV очень хорошо работает для обоснования принятия одного проекта. Для обоснования выбора между двумя, тремя проектами NPV уже подходит плохо, требует корректировки, приведения проектов к общему бюджету, чтобы была возможность сравнить бюджеты.

Если NPV - это относительный показатель, то второй финансовый метод - это IRR (Internal rate of return), то есть внутренняя норма доходности или внутренняя норма рентабельности, абсолютный показатель. Иногда ее называют внутренней ставкой возвращения инвестиций или ставкой доходности проекта. Кратко выражаясь, это значение коэффициента дисконтирования, при котором NPV проекта равен нулю. Если мы понимаем, что NPV - приведенная на данный момент прибыль от проекта, которую мы получим, то внутренняя ставка доходности - это та ставка банковского процента, при которой мы не получим никакой прибыли. Если мы построим зависимость NPV от ставки дисконтирования, то очевидно, что прибыль от проекта будет падать с ростом ставки дисконтирования (см. рис.). И в некий момент NPV станет равен нулю. И если проект будет безубыточным (но и бесприбыльным) при ставке банковского процента, равной 68% годовых, то по этому проекту у нас получается 68% годовых. Когда, допустим, проект полностью финансируется за счет ссуды банка, а средняя безрисковая ставка банковского процента - 12%, то проект выгоден.

IRR, собственно, определяет процентную ставку от реализации проекта, а потом сравнивает эту ставку со ставкой окупаемости с учетом рисков. Если рассчитанная окупаемость превышает окупаемость с учетом рисков, то инвестиции имеют смысл. IRR определяет верхнюю границу допустимого уровня банковской процентной ставки. В отличие от NPV, IRR - это абсолютный показатель, который позволяет не только принимать решения по каким-то конкретным проектам, но и сравнивать проекты с абсолютно разным уровнем финансирования, с абсолютно разными бюджетами.

Наконец, третий финансовый показатель - это payback, срок окупаемости проекта. По сути, это анализ возврата средств исходя из принятых в компании максимальных сроков окупаемости вложений. Сегодня уже достаточно часто в компаниях устанавливается максимальный срок окупаемости любых проектов. Допустим, в компании он составляет 30 месяцев. А мы инвестируем 300 тыс. долл. с ежегодной ставкой окупаемости 100 тыс. долл. В этом случае срок окупаемости три года превышает максимальный срок окупаемости установленный в компании.

Каждый из этих методов не свободен от недостатков. Потому только расчет всех трех показателей вместе дает нам полное понимание о деньгах проекта, о прибыли и экономическом эффекте, которые мы получим от ИТ-проекта. Во второй части цикла мы подробно обсудим преимущества и недостатки каждого из финансовых методов определения экономического эффекта от ИТ-проекта и перейдем к качественным и вероятностным методам.

Качественные и вероятностные методы

Итак, мы уже описали три финансовых метода оценки инвестиций в ИТ - это чистый приведенный доход (NPV), внутренняя норма рентабельности (IRR) и срок окупаемости проекта (payback period). У каждого из них есть свои достоинства и недостатки. Чистый приведенный доход (NPV) учитывает стоимость денег, однако не учитывает рисков проекта. Кроме того, это абсолютный показатель (деньги), что не позволяет нам сравнивать проекты с разным уровнем финансирования. Показатель IRR устраняет указанные недостатки. Однако внутренняя норма рентабельности (IRR) не учитывает стоимости капитала и, к сожалению, не имеет простого экономического определения (такого, как, например, NVP). Этот показатель немного сложнее. Наконец, payback period не учитывает временную стоимость средств.

Нетрудно заметить, что показатели NPV и IRR дополняют друг друга, и поэтому большинство компаний используют их только вместе. Показатель payback period используется гораздо реже.

Идентификация будущего денежного потока

К сожалению, NPV и IRR будущего ИТ-проекта считается не во всех случаях. Почему? Как правило, причин тому две. Иногда приходится сталкиваться с позицией, что это все похоже на шаманство и не имеет отношения к ИТ. Эта точка зрения связана с тем, что ИТ-проект всегда запускается, чтобы закрыть какие-то важные проблемные места, часто в ситуации, когда это принципиально необходимо. И ИТ-директора ошибочно считают, что решение данных проблем компании через ИТ-проект - само по себе достаточное основание для запуска этого проекта. На самом деле все обстоит отнюдь не так. Да, ИТ-проект закроет какие-то проблемные бизнес-процессы, устранит пробелы. Но все равно рано или поздно ИТ-проект принесет компании деньги. И топ-менеджеру, и финансисту нужно показывать именно будущую прибыль от ИТ-проекта. Они ведь настороженно относятся к технологиям, но к деньгам - чаще всего положительно.

И вторая причина - финансовые расчеты, как правило, носят приблизительный характер, несмотря на математическую четкость соответствующих формул. То есть, когда делается расчет финансовой окупаемости проекта, надо оговаривать погрешности и допуски. Причина этих погрешностей - трудности в идентификации будущего денежного потока от ИТ-проекта. И это вторая причина, по которой ИТ-менеджеры не применяют показатели NPV и IRR.

Как же определяется этот будущий денежный поток? Здесь зависит от области, в которой применяется ИТ-система. Вопреки распространенному мнению, во многих областях этот будущий денежный поток определить можно. Например, при автоматизации логистических операций это просчитывается достаточно легко: увеличение производительности работы склада или же выигрыш по количеству сэкономленной площади переводятся в деньги достаточно просто. Если в ходе ИТ-проекта происходит оптимизация бизнес-процессов, которые влияют на управление активы предприятий, активы, связанные с балансом предприятия, то тут тоже нет принципиальных проблем, хотя есть трудоемкая и кропотливая работа. В целом, как показывает практика, примерно от 60 до 75% функционального объема проекта можно перевести в будущий денежный поток. И от 25 до 40% остается на качественную и вероятностную оценку эффекта.

Бояться такой ситуации совершенно не следует. Я в моей практике не видел ни одного ИТ-проекта, который бы на 100% мог идентифицировать будущие прибыли. Но при этом во всех проектах будущий денежный поток определялся с тем или иным допущением. И это абсолютно нормально воспринималось топ-менеджерами. Технико-экономическое обоснование на то и есть технико-экономическое, поскольку оно содержит не только денежные потоки, но и качественные оценки.

Качественные методы оценки

Теперь перейдем к качественным методам оценки инвестиций в ИТ. Этих методов также несколько, но все они базируются на одной идее - целей, приоритетов и показателей по ним. Первый метод, который можно упомянуть, получил название информационной экономики (Information Economics). Его идея в том, что топ-менеджмент компании и ИТ-служба организуют некую систему координат - определяют приоритеты в развитии бизнеса компании и расставляют приоритеты проектных критериев - еще до рассмотрения какого-либо ИТ-проекта. И тогда проект оценивается на соответствие этим разработанным критериям. Все звучит несколько абстрактно, но на самом деле это достаточно легкий метод, которым очень часто пользуются компании. Чем он хорош? Тем, что ожидаемый качественный эффект от проекта мы сравниваем с нашими желаемыми эффектами. Эти приоритеты по этим эффектам и критерии составляет именно ИТ-директор, конечно, под неусыпным оком топ-менеджмента.

Чтобы несколько уменьшить уровень абстракции, этот метод часто объединяют с управлением портфелем проектов, когда эти эффекты рассматриваются по всему портфелю ИТ-проектов в целом.

Еще больше конкретности в этот подход вносит метод, получивший название IT Scorecard. Его идея состоит в том, чтобы адаптировать подход BSC для ИТ-отдела. Как и в традиционном BSC, в IT Scorecard выбираются четыре более-менее сбалансированных направления (перспективы в терминологии BSC) влияния ИТ на бизнес компании. В классическом и самом применяемом случае эти направления следующие: помощи в развитии бизнеса компании, повышение качества продукции (причем здесь имеется в виду качество, как для внутренних, так и для внешних пользователей), повышение качества принятия решений и повышение производительности труда. Заметим, что как сами направления, так и их количество могут быть любыми, которые важны для конкретной компании. Затем, как и в BSC, по каждому направлению (перспективе) определяются цели, другими словами - ориентиры, характеризующие желаемое место ИТ в бизнесе компании в будущем. Именно эти цели составляют стратегию развития ИТ-отдела (именно так можно трактовать перспективы) будут трансформированы на операционный уровень, то есть в конкретные ИТ-проекты. По сути, это те же приоритеты проектных критериев, что и в методе информационной экономики, только сгруппированные по направлениям. И наконец, как в классическом BSC из целей вытекают инициативы, так и цели ИТ-отдела определяют, будет ли ИТ-проект эффективен в разрезе приближения к одной или нескольким целям. Единственное отличие от BSC, которое здесь есть, - это несколько другие показатели приближения к цели.

Метод информационной экономики страдает субъективизмом, особенно в части анализа рисков проекта, с другой стороны, IT Scorecard, как и BSC, требует наличия формализованной бизнес-стратегии. Для качественной оценки эффекта от инвестиций в ИТ компании применяют либо метод информационной экономики, либо IT Scorecard. И опыт показывает, что, как правило, для качественной оценки этого достаточно.

Эффект от подметания полов

Очень часто возникает вопрос: что на самом деле привело к появлению бизнес-эффекта от ИТ-проекта? Почему мы считаем, что, например, скорость приема заказов увеличилась именно от внедрения ИТ-технологии, а не от изменения бизнес-процесса? Как понять, из-за чего возник эффект, собственно из-за изменения бизнес-процесса или из-за внедрения ИТ-системы, повлекшего за собой необходимое изменение бизнес-процесса" Ответ " никак.

Это действительно нельзя понять. Все равно что оценивать экономический эффект от того, будем ли мы вкручивать дополнительный болт в машину. Каков экономический эффект в банке от проекта по покупке пылесосов для чистки полов" Выход только один " все процессы рассматривать неразрывно и оценивать комплексно. Если в рамках одного ИТ-проекта происходят реорганизация процессов и совершенствование работы и внедрение системы, то какой смысл разбивать эти задачи? Если оценивать экономический эффект от каждой подзадачи проекта, то можно дойти до вопросов об экономическом эффекте от, допустим, документирования хода проекта или от тестирования системы.

Так и с приложением. Показать экономический эффект просто от приложения, в отрыве от проекта и его составляющих, невозможно. Ведь мы в любом случае должны привязываться к бизнес-эффекту от проекта.

Вероятностные методы

Наконец, последняя группа методов оценки экономического эффекта от ИТ-проекта - вероятностные. Их, в общем-то, два: прикладная информационная экономика (Applied Information Economics) и справедливая цена опционов (Real Options Valuation, ROV).

Метод прикладной информационной экономики достаточно тривиален, это немного модифицированный качественный метод информационной экономики. Его идея в том, чтобы для каждой из заявленных целей ИТ-проекта определить вероятность ее достижения и далее из нее вывести вероятность улучшений в бизнес-процессах компании. Например, позволяет ли проект по созданию корпоративного портала улучшить доступ к информации и принимать решения быстрее? Насколько увеличится скорость принятия решения? В какой степени это ускорит заключение сделки? Отсюда мы выводим увеличение вероятности заключения сделки.

Метод справедливой цены опциона сам по себе достаточно труден (за его разработку недавно была получена Нобелевская премия). Но мы опишем его вариант, адаптированный к нуждам ИТ. При использовании метода справедливой цены опционов проект рассматривается с точки зрения его управляемости уже в ходе самого проекта. В любом проекте выделяются пять параметров: выручка от проекта, расходы проекта, сложность проекта, стоимость поддержки получившегося решения и жизненный цикл внедряемой ИТ-системы. Затем следует оценить, насколько мы можем влиять на эти параметры по ходу проекта. Чем сильнее мы можем влиять на эти параметры, то есть понижать расходы или сложность проекта, тем выше наша оценка этого проекта по данному методу. Соответственно, чем проект более жесткий, чем строже заданы рамки, тем он менее интересен.

Например, мы имеем два ИТ-проекта. У одного стоимость поддержки решения четко расписана по годам, зафиксирована в контракте на поддержку с поставщиком соответствующих услуг, и мы не можем ее уменьшить в ближайшие несколько лет. А у второго проекта нет зафиксированной стоимости поддержки, и есть вероятность, что через какое-то время он станет менее критичен для компании. Если так, то нам бы хотелось снизить затраты на его поддержку. Можно это сделать или нет" Это как раз и есть фактор управляемости, по которому и происходит оценка эффекта по методу ROV. Аналогично мы анализируем каждый ИТ-проект по четырем оставшимся параметрам. Естественно, у каждой компании свои критерий и шкала оценки степени влияния на эти параметры проекта. Здесь какие-то общие рекомендации дать невозможно.

Надо сказать, что вероятностные методы нечасто используются для оценки будущего эффекта от ИТ-проекта. Метод прикладной информационной экономики очень субъективен и вообще мало похож на конкретную методику. Метод справедливой цены опциона, напротив, очень конкретен, но достаточно труден и требует большого времени для анализа.

Среднестатистические мировые показатели эффекта от внедрения ИТ-систем

ПоказательСредние внедренияЛучшие внедрения
Снижение количества задержек при поставках продукции заказчикам90%97%
Уменьшение неснижаемых остатков на складах материалов30%45%
Повышение оборачиваемости запасов20%30%
Сокращение НЗП17%25%
Повышение оборачиваемости средств в области реализации готовой продукции12%21%
Повышение производительности работников и оборудования10%17%
Снижение затрат на закупку материалов и комплектующих4%6%

Статистический метод

К вероятностным методам оценки экономического эффекта от ИТ-проекта близко примыкает статистический метод (некоторые относят его именно к вероятностным, поскольку эффект, который возможен, по статистике совсем не обязателен). Количество внедрений различных ИТ-технологий за рубежом, а также то, что ведется довольно внятная и четкая статистика, позволяет сделать некоторые качественные выводы. Конечно, говорят, что бывает правда, а бывает статистика, однако при обосновании экономического эффекта будущего ИТ-проекта от статистики отталкиваются достаточно часто. В таблице мы привели не все, но наиболее часто встречающиеся и актуальные показатели. (К сожалению, в России сейчас такой статистики нет. Наиболее продвинутые компании пытаются собирать свою статистику, чтобы наработать объем данных, достаточный для создания похожей таблицы. Однако, к сожалению, пока таких таблиц в российских компаниях нет. - Прим. ред.) Надо сказать, что отнюдь не все топ-менеджеры компаний воспринимают обоснования будущего эффекта от ИТ-проектов, базирующиеся на этих данных. Это как средняя температура по больнице. Понятно, что если девять из десяти пациентов выздоравливают, это еще не дает абсолютной уверенности в положительном результате. А ведь рисковать не хочется. Поэтому ИТ-директора вынуждены пользоваться другими методами, о которых мы и рассказали.

Как правило, компании не используют какой-то один конкретный метод оценки экономического эффекта от ИТ-проекта, которому они очень доверяют. Опыт показывает, что в разных ситуациях ближе к истине оказываются разные методы. Часто компании используют сразу четыре метода - два финансовых и два нефинансовых. Именно на основании таких оценок экономической эффективности уже можно принять оптимальное решение, запускать ли Ит-проект или нет и определиться, какой из ИТ-проектов компании более выгоден.

Опубликовано в журнале "intelligent enterprise" "? 22 и 24, 2005г.