Вам подарок!

КНИГА «Как внедрить бизнес-процессы»!

Семь принципов построения успешного юридического департамента

К. Олефир

Семь принципов построения успешного юридического департамента

1. Отказ от "визирования" и переход на проектный метод

Современный этап развития российского бизнеса предполагает высокую проектную составляющую. Большинство компаний, включая лидеров российской промышленности, растут во многом не вследствие плавного технологического совершенствования, а за счет качественных проектных скачков. Корпоративные юристы, конечно, не могут, игнорируя это, продолжать заниматься выдачей доверенностей, "визированием" и наемом внешних юридических фирм. Поэтому рекомендую тщательно проанализировать свою ежедневную "текучку" (которая душит многие юридические департаменты) и трансформировать ее в некие, возможно некрупные, но все-таки проекты. При этом важно, что юрист сможет "вести" весь проект от начала до конца, а не просто отвечать на отдельные запросы клиента, знать все его детали, а не "визировать" уже готовые документы в конце. Это позволяет юристам активно влиять на проект уже на стадии создания концепции будущей сделки, когда цена ошибки особенно высока. Такой подход вносит гораздо больше осмысленности в вашу работу, а главное, он помогает точно понять, что нужно клиенту (ведь нередко ему на самом деле нужно совсем не то, о чем он просит).

Проектный подход требует создания новой "идеологии", которая основана на отказе от пассивного "визирования" документов. Юрист становится активным (и часто ключевым) участником рабочей группы, он отвечает за успех проекта, а не просто за правильно составленный меморандум о его рисках.

Если корпоративный юрист не находится в центре проекта и не знает его в деталях, он не сможет привнести свою "добавочную стоимость" и его профессиональная задача останется невыполненной. Поначалу сложно искоренять психологию наблюдателя (к сожалению, этот вирус глубоко проник в корпоративную среду), заставляя юристов думать проактивно и работать "на опережение". Но без этого изменения сознания корпоративных юристов их профессиональная миссия останется невыполненной.

Приведу самый простой пример проектного подхода. Однажды в компании, где я работал, выяснилось, что нет четких правил выдачи доверенности. По запросу клиента ее просто выдавали, часто без надлежащего понимания объема полномочий должностного лица. Чтобы разобраться в данной практике, была создана рабочая группа, которая выявила, что запросы о выдаче доверенностей часто генерируются не теми подразделениями, которые принимают бизнес-решения по конкретной сделке, и процедуру можно упростить / стандартизировать, сократив количество документов, путем выдачи генеральных доверенностей и определения четкого лимита полномочий должностных лиц, что и было сделано. Вместо того чтобы рутинно выполнять запросы клиента и визировать его доверенности, эта задача была преобразована в мини-проект с целью разобраться в сути этой рутины. В конечном итоге, были определены четкие принципы и стандарты, которые сэкономили огромное количество времени. Этот пример показывает эффективность проектного подхода даже в таком, казалось бы, рутинном вопросе.

Стоит отметить, что чистый проектный подход сначала сложно осуществить в тех юридических департаментах, где высока текущая функциональная загруженность, т.е. юрист по корпоративным вопросам не может в одночасье стать звездой рынка слияний и поглощений - для этого требуются другие подход, метод и мотивация. Но мне кажется, что обратное "превращение" специалиста по М&А в корпоративного эксперта достаточно очевидно, ведь знание тонкостей корпоративного права является ключевым для сделок М&А. На практике это значит, что хороший специалист в области М&А, вероятно, сможет справиться с разумным объемом "текучки", которая может "сваливаться" в юридический департамент и, вопреки поговорке, сможет усидеть на двух своих стульях - проектном и функциональном. Поэтому при создании юридического департамента я рекомендовал бы начинать именно с проектной составляющей и постепенно разбавлять ее вынужденным объемом "текучки".

2. Формирование сознания клиента

Если первый принцип касается изменения своего сознания, второй - изменения сознания окружающих вас людей. В каждой компании существуют свои корпоративные традиции, на основании которых складывается определенный подход к ведению дел, и юристов часто заставляют вписываться в эти рамки, даже если они мешают эффективному ведению дел. Парадокс состоит в том, что многие юристы в силу образования и по складу ума обладают развитым аналитическим мышлением и часто могут структурировать бизнес-процессы даже лучше, чем их клиенты. Юристы из внешних фирм нередко "зарабатывают очки" у своих корпоративных клиентов на такой беспристрастной диагностике и "лечении" внутренних проблем компании. При этом существует предубеждение, что корпоративные юристы не могут объективно оценить ситуацию и их доля лишь подчиняться "правилам внутреннего распорядка". Это, конечно, не так. Представляется, что профессиональная миссия корпоративных юристов состоит не только в качественном исполнении своей работы, но и в формировании грамотного структурного подхода к решению бизнес-задач у клиентов и внутри самой компании. Корпоративные юристы должны занимать проактивную позицию и улучшать бизнес-процессы предприятия, а при необходимости и влиять на мнение клиентов, уводить их от "понятийщины" к прозрачному и цивилизованному способу организации и ведения дел.

Вспоминается случай, когда мы боролись с практикой одного из наших клиентов датировать договоры задним числом. Было потрачено немало сил, прежде чем стало ясно, что клиент именно так датирует договоры, потому что не знаком с понятием отлагательных условий в договоре. Был проведен соответствующий тренинг, и как только клиент понял, что исполнение определенных условий может происходить уже после подписания договора, его бизнес-подход стал иным. Этот простой пример показывает, что, прежде чем слепо исполнять то или иное правило, которое вам навязывают, следует выяснить, почему оно существует.

Возможно, такой подход вызовет непонимание части клиентов, привыкших видеть в корпоративных юристах лишь исполнителей своих решений, а не самостоятельную интеллектуальную силу. И здесь каждый должен решить для себя, что важнее в его профессиональной карьере: сохранить полную лояльность сложившейся практике или все-таки попытаться проявить настойчивость и выполнить свою профессиональную миссию. Если вы слышите от клиентов замечания типа "мы тут все уже решили, твоя задача правильно записать и оформить", это обычно значит, что на самом деле ничего не решено, а четкое видение ситуации отсутствует. Ваша миссия при этом как раз и состоит в том, чтобы дать необходимые разъяснения, а если нужно, то и сказать твердое "нет". Если с течением времени клиент перестанет воспринимать вас как просто "юридического оформителя", начнет прислушиваться и увидит перед собой ценного "советчика", вы, наверняка, сможете предлагать ему все новые пути усовершенствования различных бизнес-процессов. И это следует оценивать не иначе, как профессиональный успех.

3. Четкая функциональная специализация

Юридический мир за последние несколько лет четко разделился на "западников" и "славянофилов" в зависимости от ответа на вопрос, может ли российский юрист претендовать на знание иностранного права. Сложно отказать в здравом смысле тем, кто говорит, что зарубежным правом должны заниматься иностранные специалисты и что российские юристы не должны консультировать своих клиентов по учебнику международного права. Но никак нельзя согласиться с мнением, что российским корпоративным юристам можно и дальше прожить без знания иностранных языков и без понимания, как минимум, основ зарубежного (чаще англосаксонского) права. Как это ни странно, но в целом ряде крупных российских компаний с большой долей иностранных проектов до сих пор существуют так называемые международные отделы, куда собирают юристов, говорящих на иностранных языках. Остальные юристы по определению являются "российскими" и "английский им знать не обязательно". Этот архаизм удалось изжить лишь немногим компаниям. Но, к сожалению, обычно он трансформируется в другую аномалию, когда в компании создается отдельное проектное подразделение со своими отдельными "продвинутыми" юристами (дефекты этой системы рассмотрим ниже).

Очевидно, что в настоящее время языковая специализация уже изжила себя и должна быть заменена на функциональную специализацию в конкретных областях права. В современном корпоративном мире невозможно оставаться только "российским юристом" без знания иностранного языка, основ иностранного права и международных подходов к сделкам. Исходя из собственного опыта работы в одной из ведущих российских компаний, могу сказать, что юристы, не обладающие подобными знаниями, были не в состоянии адекватно вести диалог с внешними юридическими фирмами, попадая в зависимость от них, и не могли профессионально представлять во вне свою компанию. Самое опасное, что при этом и компания начинала терять конкурентоспособность и самостоятельность, слепо следуя неадаптированным рекомендациям внешних консультантов.

Существует еще одна причина, вынуждающая придерживаться жесткой функциональной специализации. В современных условиях уже нельзя оставаться корпоративным юристом широкого профиля. Уровень профессиональной конкуренции требует от каждого юриста быть высококлассным экспертом в конкретной области права на уровне лучших стандартов внешних юридических фирм. Постоянная специализация и тренинг позволяют сотруднику добиться этого в достаточно короткий срок. Мне было очень приятно видеть, как некоторые мои подчиненные свободно "затыкали за пояс" внешних юристов именно благодаря специализации на определенных типах сделок и постоянному тренингу. В результате мы не просто повышали репутацию компании и экономили на расходах внешних консультантов, но и создавали стабильную правовую защиту компании от влияния внешних факторов.

Стоит сказать, что функциональная специализация опасна, поскольку компания при этом попадает в определенную зависимость от знаний и опыта конкретного юриста. Поэтому, помимо стимулов, необходимо предусмотреть страховку на случай потери такого юриста, например создавать "профессиональные треугольники" по каждому направлению специализации. В вершине треугольника находится ведущий специалист в этой области. Ему всегда помогает второй юрист, который хотя и обладает меньшим опытом, но может со временем стать первым. Им помогает молодой специалист-помощник юриста. При этом старшие юристы обязаны тратить часть своего времени на обучение молодых сотрудников. Такой треугольник создает определенную стабильность всей системы и страхует компанию от субъективных человеческих рисков.

4. Командный подход и система обмена знаниями

В большинстве компаний командный подход осложнен конфиденциальностью выполняемой работы или разбросанностью юристов по разным подразделениям. При этом одна группа юристов не обладает сведениями о том, над чем работают другие. Это препятствует распространению информации (knowledge sharing) и приводит к формированию отдельных не связанных между собой "островков знаний" [compartmentalized knowledge). Такая практика кажется ущербной, поскольку не позволяет создать единое информационное пространство для юристов компании и препятствует обмену знаниями. Между тем в большинстве случаев подобное информирование всех специалистов юридического департамента может осуществляться без ущерба для конфиденциальности. Кроме того, при функциональной специализации командный подход предполагает подключение к работе над проектом юристов разной специализации, чтобы каждый сотрудник мог смотреть и учиться на примере своих коллег и впитывать то самое "неформализованное знание", которое нельзя получить из учебников. Только в этом случае возникают оптимальные условия для распространения знания в рамках юридического департамента, как по вертикали, так и по горизонтали. При правильной культивации и создании "критической массы" это приводит к образованию в рамках юридического департамента единого интеллектуального центра, и знание из чисто количественной категории переходит в качество, и тогда даже младшие юристы учатся видеть всю картину целиком, а не только свой узкий вопрос.

В моей практике работы над крупным инфраструктурным проектом в области энергетики с самого начала участвовали корпоративные юристы, специализирующиеся в сфере проектного финансирования(они создавали необходимую корпоративную структуру), которые при необходимости привлекали экспертов в области корпоративного финансирования (на стадии переговоров с банками) и в области интеллектуальной собственности (по вопросам новой технологии), а также слияний и поглощений. Поскольку над проектом работало сразу несколько отделов, единое информационное пространство было жизненно необходимо, и его удалось создать без ущерба для конфиденциальности. Командный подход также очень важен для формирования единой корпоративной культуры.

5. Централизация работы юристов компании и создание единой корпоративной культуры

Как мы знаем, в ряде компаний стратегические сделки выполняются отдельными "продвинутыми" юристами, в то время как сотрудники юридического департамента занимаются общеправовыми вопросами, некрупными судебными процессами и т.д. Также часто можно встретить ситуации, когда в казначействе и департаменте корпоративных финансов работают свои юристы. Такой подход кажется неправильным по следующим причинам.

  • Во-первых, возникает опасность подчинения юристов их клиентам, что подрывает объективность юридического анализа. Хотя это, безусловно, сближает юриста с клиентом, но и неизбежно создает для него конфликт интересов. Юрист начинает подчиняться коммерческому менеджеру, который определяет размер компенсации, а также способен иным образом влиять на его мнение. При этом юрист неизбежно теряет нужную беспристрастность и не может адекватно оценить юридические риски. Но нельзя забывать, что, являясь специалистом, который, по сути, проводит юридический аудит проекта, он, как и обычный аудитор, должен быть свободен от контроля со стороны менеджера, заинтересованного в скорейшем завершении проекта.
  • Во-вторых, как показывает опыт, клиент часто не может адекватно оценить качество работы юриста и тот не получает нужной профессиональной оценки, тренинга и информационной поддержки. Как-то я слышал, что клиент высоко отзывался о своем юристе потому, что тот правильно записывал его (клиента) мысли и хорошо говорил на иностранном языке. Ни о какой профессиональной самокритике и совершенствовании здесь не могло быть и речи.
  • В-третьих, анализируемая практика приводит к многообразию стандартов качества в рамках одной компании и появлению разных подходов к решению одних и тех же вопросов. Принцип "Quod licet Jovi, поп licet bovi" не должен работать в рамках одной компании потому, что создает опасность неадекватного восприятия юридического риска в разных концах консолидированной пирамиды, что может обрушить всю компанию. Это также нарушает базовые принципы корпоративной отчетности и поведения.
  • В-четвертых, таким образом создаются дополнительные барьеры на пути информационного обмена между юристами разных подразделений компании, и наработанный опыт одной группы указанных специалистов не передается остальным, что крайне затрудняет формирование единой команды из всех юристов компании.

Поэтому представляется, что важно собрать всех юристов в рамках одного департамента. Это позволит:

  1. всегда сохранять объективность юридического анализа;
  2. создать единый пул юридических ресурсов и стандартов качества, при котором старшие юристы подтягивают на свой уровень молодых юристов;
  3. упростить профессиональную подготовку юристов и мониторинг качества услуг и
  4. сформировать общее информационное пространство, облегчающее обмен знаниями.

Все вместе это ведет к возникновению единой команды юристов компании без привилегированных групп. Это также облегчает работу коммерческих подразделений предприятия, которые смогут заказать в таком централизованном департаменте любой набор юридических услуг по проекту (one stop shopping), не тратя времени на поиск нужного юриста по конкретному вопросу. При этом они будут знать, что получат полный юридический анализ.

Централизация и командный подход к проектам также позволяют в короткий срок создать единую культуру в рамках юридического подразделения компании. Это не означает, что все должны мыслить и одеваться одинаково - наоборот, нужно пытаться максимально сохранить индивидуальность сотрудников, но в рамках единых подходов к решению юридических задач и обслуживанию клиентов. Стандарт качества (должен быть очень высоким и одним для всех, чтобы люди стремились к нему).

Централизация юридических ресурсов позволяет также сохранить необходимый демократизм, поскольку она препятствует возникновению привилегированных каст и кланов. Например, при формировании нашего департамента принцип равенства был заложен с самого начала. Все отделы и сотрудники равны с точки зрения сложности работы. Значимость конкретного юриста определяется его профессиональными знаниями и его опытом в конкретной области специализации. Конечно, существуют очень важные для компании проекты, но над ними обычно работают сразу несколько отделов, и любой сотрудник может претендовать на участие в них. Принцип равенства крайне важен для создания нормальных рабочих отношений в рамках единого юридического департамента, а также для распределения бонусов и стимулирования сотрудников к дальнейшему развитию. Этот же принцип позволяет отсеивать "паразитов", т.е. тех сотрудников, которые либо меньше работают, либо допускают больше ошибок, чем остальные. Юристы сами заинтересованы в устранении из команды недобросовестных коллег, чтобы те не портили репутацию всего департамента и не мешали его продуктивной работе.

Особо стоит отметить, что принцип равенства должен распространяться и на руководителя юридического департамента, который не должен иметь заранее определенных привилегий. Его лидерство обусловливается тем, что он "вкалывает" больше остальных юристов. По сути, руководитель - это такой же сотрудник, но которому коллеги доверили быть первым, не более того.

6. Внутренняя культура работы с клиентом

Удивительно, но такое базовое понятие, как "клиент", сильно размыто в большинстве российских компаний. Во всяком случае, многие юристы не могут четко сформулировать, для кого конкретно они выполняют работу и кто является спонсором, заказчиком и исполнителем. А ведь на самом деле подход к клиенту, который воспитывается у сотрудников юридических фирм, не должен отличаться от подхода корпоративных юристов. Каждый корпоративный юрист должен знать своего клиента в лицо и обязан немедленно реагировать на его запросы. Любой звонок клиента должен быть быстро обработан и по нему должна быть оказана оперативная помощь. Важны даже такие мелочи, как культура отправки факсов, ответа на телефонные звонки, написания меморандумов. Но, к сожалению, в российских компаниях на эти формальности часто не обращают внимания. И напрасно. Ведь без уважения к клиенту (которое проявляется и в мелочах) невозможно создать высокопрофессиональную культуру всего юридического департамента. И если клиент не спит ночью из-за важного проекта, его юрист должен работать и оказать необходимую помощь и ночью.

7. Качество важнее количества

Проектный подход и функциональная специализация предъявляют более жесткие требования к качеству и профессиональной подготовке юристов. При этом стоит помнить, что такие юристы принесут больше, чем их заработная плата или расходы, которые возникнут при привлечении внешних юристов.

Помимо технических навыков (умения работать с документами, хорошего драфтинга, логики, знания иностранных языков), все они должны обладать рядом дополнительных качеств: а) уметь отстаивать в жестких условиях свое мнение (поскольку работа требует частых устных обсуждений), не бояться идти на конфликт, если этого требует дело; б) уметь руководить большой группой менеджеров с различными подходами к проекту; в) быть очень динамичными и возглавлять проект, а не "плестись в хвосте". При подборе таких юристов важно помнить, что они должны быть не столько хорошими исполнителями чужих решений, сколько умелыми организаторами, способными самостоятельно ставить перед собой задачи и реализовывать их. Поверьте, очень сложно найти кандидатов, которые обладали бы такими разносторонними профессиональными и личными качествами. Так, нам при создании юридического департамента в поисках новых сотрудников часто приходилось интервьюировать до двадцати кандидатов, прежде чем сделать предложение о работе.

В этой связи я исключительно положительно оцениваю миграцию юристов из консалтинга в in house. Юридические фирмы формируют в своих сотрудниках хорошие технические навыки, высокую работоспособность, здоровый консерватизм и умение работать на проектной основе. Между тем выходцы из юридических фирм обычно недостаточно самостоятельны и креативны, они не умеют брать ответственность на себя.

Эти навыки, однако, можно быстро развить. Во многих высокоспециализированных областях права (например, корпоративное или проектное финансирование) юристам из консалтинга нет равных.

Важно отметить, что даже высококлассным юристам требуется постоянный тренинг в области своей специализации, потому что юридические знания в современных условиях имеют высокую степень "амортизации". Без постоянного их обновления корпоративные юристы со временем начнут проигрывать своим коллегам из консалтинга и усилия по созданию юридического департамента окажутся напрасными. И здесь все средства могут быть хороши. Например, можно попросить внешних юристов, работающих с вашей компанией, подготовить презентацию для сотрудников по интересующим темам. Можно также отправить сотрудника "на стажировку" к конкретному эксперту в определенной области права. Подобных вариантов формального и неформального тренинга очень много.

В заключение хотелось бы отметить, что многие из этих принципов (централизации, обмена знаниями, демократичности, принципы работы с клиентом) заимствованы из практики юридических фирм, где административных барьеров по определению меньше, чем обычно можно встретить в российских компаниях. Их использование позволяет создать в юридическом департаменте российской компании аналог "внутренней юридической фирмы" и повысить качество услуг. Помимо организационных и идеологических принципов построения успешного юридического департамента, о которых коротко рассказано выше, существует множество других методов совершенствования работы юристов в российских компаниях, в том числе создание системы материальной и моральной мотивации, выстраивание сбалансированных отношений с внешними юридическими советниками и прочее.


Источник: материалы журнала "Корпоративный юрист"

Вам подарок!

КНИГА «Как внедрить бизнес-процессы»!